Первохода посадили к бывалым

Содержание
  1. Правозащитники Против Пыток
  2. Опрос
  3. На основе мониторинга нарушений
  4. Общение с милицией
  5. Соседи по неволе: рецидивистов и впервые осужденных разместят рядом
  6. «Я же не должен с ними сидеть»
  7. Свободное перемещение
  8. Зарплата — 200 рублей
  9. Солдатские койки
  10. «Настроение у всех в колонии обычное, больше нервничают сотрудники»
  11. Кашляешь и повысилась температура? Выдают парацетамол
  12. Паники нет
  13. Почему в тюрьме нельзя есть в одиночку и ничего поднимать с пола
  14. Отказываться от чая
  15. Распускать руки
  16. Брать в долг
  17. Принимать душ без белья
  18. Первохода посадили к бывалым
  19. Первоходы
  20. Тюрьма и жизнь за решеткой
  21. «С первого дня подсаживали «уток» — тех, кто с милицией сотрудничает. Один меня даже в камере ждал». Рассказы бывших сидельцев
  22. Как мужика — «первохода» в воры в законе короновали
  23. Как выжить в тюрьме? Как вести себя в камере? Что делать, если тебя задержали или арестовали?
  24. Чистилище для первоходов: о колониях
  25. Читать онлайн «Как выжить в зоне. Советы бывалого арестанта» автора Крестовый Федор — RuLit — Страница 29
  26. Новичку на зоне или как сидят первоходы
  27. 10 место
  28. 9 место
  29. 7 место
  30. 6 место
  31. 5 место
  32. 4 место
  33. 3 место
  34. 2 место
  35. 1 место

Правозащитники Против Пыток

Первохода посадили к бывалым

  • О нас
  • Новости
  • БиблиотекаБиблиотекаДиссиденты СССРАнтигерои карательных органов СССРПолезные ссылкиОтчётыФильмы
  • Обратная связь

Мы продолжаем публикацию статей по условиям содержания людей в местах несвободы. На этот раз мы разыскали Виталия (имя изменено), которому, к счастью, не довелось побывать в колонии, но «повезло» провести какое-то время  сначала в Вилейском ИВС, а потом и в СИЗО в  Жодино.

Жодино: этап, заселение, «шмон».

Недели через две после моего попадания в ИВС нас собрали и повезли по этапу в Жодинскую тюрьму. Приехали. Расставили всех, зачитали личные дела, распределили по разным группам. Например, подельники должны стоять в отдалении друг от друга. Первоходов (тех, кто попал в места несвободы впервые) поставили в одну сторону, строгачей (бывалых) – в другую. Потом отвели на карантин.

Карантин (в простонародье «отстойник») – это небольшая одиночная камера в подвале, полностью упакованная в железо. Скорее всего, бывший карцер, а может и не бывший. Сидишь там часами. Людей постоянно подводят.

Где-то к обеду в крохотный «отстойник» набивается человек двадцать. Кто стоит, кто сидит. Мы попеременно уступали друг другу место. Люди же разные: и пожилые есть, и недавние подростки, и с инвалидностью.

Многим стоять тяжело.

Тех, кто первый раз попал в тюрьму, больше всего дергают: то нужно отпечатки пальцев откатать, то сходить на фотографирование, то кровь сдать, то к «оперу» на ковер. У меня он быстро посмотрел дело и спросил: «Ментов не любишь?» А потом написал карандашом номер камеры.

После карантина тебя выводят сразу на «шмон» (досмотр). Запирают в «стакане» (очень маленькая комната без мебели и окон, по размерам как туалет в типовой «панельке»). Во время досмотра приходится полностью раздеваться, приседать. Потрошат все твои вещи.

Особенно жесткий «шмон» у первоходов. Я взял из дома пластиковый израильский термос, а он сотруднику, который нас досматривал, понравился. Состоялся у меня с ним такой разговор: «Зачем тебе термос?» – «Пускай будет». – «Так нельзя же». – «Тогда на склад несите». – «А может не надо на склад?» – и хитро так улыбается. Стояли мы с ним торговались.

В итоге я твердо сказал: «Несите термос на склад». А ему для этого нужно какие-то бумажки заполнять, да и термос понравился. Говорит: «На склад так на склад». И давай звереть: сорвал обложки со всех книг, которые я с собой вез, сахар, чай, другие продукты из пакетов высыпал, сигареты разбросал. Единственное, что не тронул – это Уголовный кодекс. Почему, не знаю, может суеверный.

Потом была баня. После бани чувствуешь себя получше. Если попадется адекватная смена, то можно и чая попросить. Потом всех в «отстойнике» собирают, и конвой начинает по хатам (камерам) разводить. Это занимает много времени, потому что конвой один, а людей много. По вторникам и пятницам обычно аншлаг, когда подвозят народ из регионов.

Со мной по этапу ехал парень со строгача, а потом мы с ним и в один «отстойник» попали. Он нам первоходам и помог: рассказал, как себя вести, как функционирует система. Успокоил даже.

Про хату, сон по очереди и стратегическое сало.

При заселении в хату ты попадаешь только к ночи: свет или уже погасили, или вот-вот погасят. Мало времени, чтобы освоиться. Только и успеваешь, что познакомиться со всеми да выпить чая, а тут уже надо определяться, где ложиться спать.

Хата рассчитана на 8-10 человек. Перенаселение практически всегда. Спальных мест на всех не хватает, поэтому ночью часто 1-2 человека не спят. Их называют крепящими. Обычно ребята договаривались между собой, кто будет крепить.

И я, было дело, не спал. С нами сидел один парень, который любил рисовать. На него вдохновение почему-то именно ночью находило. Так он постоянно крепить вызывался. Ночью рисовал, а днем отсыпался.

Хороший парень, я, когда хотел с ним пообщаться, тоже спать не ложился.

Кто не спал ночью, ложился отдыхать днем. Сотрудники тюрьмы его не дергали. Еще есть такое правило: даже если не хватает «шконок» (спальных мест), но приезжает новый человек из ИВС, то ему всегда найдется место, где отдохнуть.

Все понимают, что он только с этапа и устал. Это по-человечески, что ли. Когда я заезжал, свободных мест не было, но один парень на следующий день должен был идти по этапу. Ну и другие ребята его провожали, разговаривали, чай вместе пили.

А я тогда спал на его месте.

Постельное белье выдают каждому, хоть «шконок» и не хватает, но могут выдать только на следующий день.

Самое большое перенаселение, которое в нашей хате было – 4 человека, правда, такое случается редко. Порой и свободные «шконки» бывают.

Когда заходишь в хату, видишь справа «бар» – металлический шкаф с открытыми отсеками для хранения. Отсеков меньше, чем «шконок», поэтому часто один отсек между собой делят два человека. На нижней полке «бара» хранится общак.

В общак складывали продукты, которыми пользовались все: чай, сахар, печенье. Строгач, о котором я уже упоминал, рассказывал, что, когда заходишь в камеру, нужно сразу спрашивать, чем живет хата.

Если ответят, что живет общаком, значит ты можешь добавить в него что-то из продуктов от себя, хотя это и не обязательно. Многие заезжали совсем без вещей и продуктов, поэтому общак не пополняли.

Правда, со временем даже общак имеет неприятную способность заканчиваться. Приходилось как-то крутиться.

Стратегически важные продукты в тюрьме – сало и лук. Хранили сало под ближайшей к форточке «шконкой». Там у нас был «холодильник». Вымывали пол, складывали газеты в несколько слоев и хранили сало. Чтобы долго не портилось, резали его на куски и накрывали газетами. Я не хотел напрягать близких, поэтому просил мне передачи не возить. Подготовился заранее и взял с собой много сала и лука.

Про кислый «бигос», ложки и 3D-кашу

На завтрак была каша. Сливочного масла за все время ни разу не дали. Молочные продукты в тюрьме отсутствуют как вид. Каша белая, но точно не на молоке, скорее на муке. В целом, есть было можно, если не пересолят. Сахаром посыплешь и нормально. Правда, сахара давали очень мало. Норма: полтора спичечных коробка в день на человека. Этого недостаточно.

Еще на завтрак давали чай – с виду желтая вода. Без сахара. Сахар сам добавляешь из своей нормы. Его выдавали каждый день в одном пакете для всей хаты. Ставили в общак, а оттуда уже каждый брал, сколько ему совесть позволит. Ты же никому не можешь запретить насыпать в чай две ложки сахара вместо одной. Бывало, что отдавали свою норму молодым.

Молодые они всегда есть хотят.

Зимой на ужин приносили так называемый «бигос» – очень кислая капуста, тушеная с картошкой. Гадость страшная. Мало кто решался это есть. Был у нас один парень, который как-то «бигоса» переел, так долго потом животом мучился. Еще была рыба, обычно салака, в которой почему-то было больше голов, чем хвостов. Короче, ужинали мы обычно своими продуктами. Например, заваривали «ролтон».

Мяса практически не давали. Только колбасу, но колбаса не мясо. Лукашенко же обещал накормить всех колбасой, вот зэков и кормили. На обед давали кашу с колбасой. Мы ее называли «каша 3D” – перловка, в которой плавают мелко порезанные овощи и колбаса.

Квадратики колбасы, которую ты видишь, но на вкус не чувствуешь. Правда, обед мы равно ели. Борщ был хороший. На мясном бульоне, правда, без мяса. Видимо все мясо расходилось «диетчикам» – в тюрьме это только те люди, у которых ВИЧ-инфекция или гепатит. Язвенникам диета не положена.

У меня вот три язвы, но питание было такое же, как и у всех остальных.

Чайники иметь нельзя, пользовались кипятильниками. Кружки выдают железные. Во время приема пищи получаешь ложку. Как поешь, возвращаешь. Ложки терять нельзя: можно влететь на серьезное наказание. Вилок в тюрьме, естественно, нет.

Продолжение следует.

Маргарита Корбут

: Пятница, января 26

Опрос

Как вы считаете, применяются ли сегодня в Республике Беларусь пытки и жестокое обращение?

  • Да, применяются
  • Нет, не применяются
  • Не знаю
  • Мне все равно

Результаты

 Загрузка …

На основе мониторинга нарушений

Схема обжалования условия содержания в беларуских ИВС

Схема Помощь

Общение с милицией

Методические пособия

Подробнее

Инициатива «Правозащитники против пыток» | Все права защищены.

При использовании материалов сайта активная открытая гиперссылка на ProtivPytok.org обязательна.

Разработка: JM

×

Можете поделиться ссылкой на данную страницу с друзьями. Мы будем признательны.

| |

Закрыть

Источник: http://protivpytok.org/rasskazy-byvshix-sidelcev-vilejskij-ivs-i-zhodinskoe-sizo-prodolzhenie.html

Соседи по неволе: рецидивистов и впервые осужденных разместят рядом

Первохода посадили к бывалым

Осужденных впервые и рецидивистов с положительными характеристиками будут содержать в одних колониях-поселениях. Такие поправки Минюст предложил внести в Уголовно-исполнительный кодекс. По действующим сейчас нормам «первоходы» должны содержаться отдельно.

Обозреватель «Известий», член ОНК Москвы Борис Клин и ответственный секретарь ОНК Москвы Иван Мельников посетили колонию № 2 УФСИН Московской области и обнаружили, что инициатива ведомства была реализована там еще до внесения соответствующего законопроекта в Госдуму.

Половина заключенных колонии ранее уже побывала в местах лишения свободы.

«Я же не должен с ними сидеть»

Колония-поселение № 2 хоть и подчиняется УФСИН России по Московской области, расположена в Зеленоградском округе столицы. Неприметное место окружено невысоким забором с колючей проволокой. Неподалеку от КПП — поле для мини-футбола с потертым искусственным покрытием.

Сопровождающий нас сотрудник колонии по пути рассказывает, что заключенных, совершивших тяжкие преступления, тут нет.

— Многие сидят по 264-й статье УК («Нарушение правил дорожного движения, повлекшее по неосторожности причинение вреда здоровью или смерть». — «Известия»). Есть «алиментщики», есть те, кто отбывает наказание за кражи, — уточняет он.

Знакомимся с обитателями колонии. Кроме «дэтэпэшников» и пожилых бизнесменов (одному 62, другому 75 лет, оба осуждены за мошенничество) обнаруживаем ранее судимых.

Один из них сам же и задает нам вопрос — почему его, трижды судимого, отправили в лагерь для «первоходов».

— Я же не должен с ними сидеть, — возмущается «бывалый».

И ведь действительно не должен. Как и они с ним. В соответствии со ст. 128 Уголовно-исполнительного кодекса РФ, «лица, впервые осужденные за преступления по неосторожности, за совершение умышленных преступлений небольшой или средней тяжести», отбывают наказание отдельно от тех, кто уже сидел, но был переведен из колоний общего и строгого режима за хорошее поведение.

Именно эту норму и хочет отменить Минюст, предлагая содержать и тех, и других в одном учреждении «при условии обеспечения раздельного их проживания и трудоустройства». Как следует из пояснительной записки к проекту поправок в УИК, цель изменений — сохранение социально-полезных связей осужденных с родственниками и сокращение расходов на конвоирование к месту отбывания наказания.

В ходе общения с «поселенцами» становилось ясно, что ранее судимых здесь довольно много. Позднее представители администрации признались, что из 162 человек, которые находятся в колонии, почти половина уже отбывала наказание.

Свободное перемещение

«Первоходы» заверили нас, что с «бывалыми» у них конфликтов нет. Так ли это, проверить сложно. Члены ОНК и другие проверяющие приезжают и уезжают, а жесткие требования законодательства придуманы не случайно.

— Во-первых, таким образом граждан, случайно оказавшихся в местах лишения свободы, ограждают от вымогательств и унижений со стороны оргпреступных групп, — пояснил ответственный секретарь ОНК Москвы Иван Мельников.

— Поэтому запрет на совместное содержание «первоходов» и рецидивистов есть и в законе о содержании в СИЗО и ИВС. Во-вторых, это ограничивает распространение уголовной субкультуры и вовлечение заключенных в преступную деятельность.

Понятно, что Минюст ищет возможность оптимизировать расходы, но мы эту инициативу не поддерживаем.

Между тем глава профильной комиссии СПЧ Андрей Бабушкин сообщил «Известиям», что в других колониях-поселениях, где ему приходилось бывать с проверками, тоже содержат впервые осужденных вместе с теми, кто ранее уже отбывал наказание.

— Федеральная служба исполнения наказаний в ведомственном приказе трактует понятие «отдельного отбывания наказания» этих категорий осужденных как содержание в разных отрядах. И поправка, которая будет разработана, просто уточнит это положение, — пояснил правозащитник.

Но каким образом можно обеспечить в одном учреждении «отдельное содержание», непонятно: осужденные в колониях-поселениях имеют право свободного перемещения по территории.

Как сообщили «Известиям» в пресс-службе УФСИН России по Московской области, законодательством (ст. 128 УИК РФ) не предусмотрено содержание в колониях-поселениях осужденных за умышленные преступления и ранее отбывавших наказание в местах лишения свободы.

— Однако суды выносят в отношении данной категории граждан, имеющих снятые или погашенные судимости, решения с отбыванием наказания в колониях-поселениях. Вместе с тем УФСИН России по Московской области организует раздельное содержание указанных лиц в пределах учреждения, — пояснили в областном УФСИН.

В Минюсте подтвердили факт разработки законопроекта «О внесении изменения в ст. 128 Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации», предусматривающего размещение ранее отбывавших наказание вместе с теми, кто впервые попал за решетку «в пределах одного исправительного учреждения при условии обеспечения раздельного их проживания и трудоустройства».

— Законопроект проходит процедуру общественного обсуждения и независимой антикоррупционной экспертизы. По вопросу практики применения ст. 128 необходимо обратиться во ФСИН России, — пояснили в Минюсте.

При этом в ведомстве не объяснили, как планируется обеспечить раздельное содержание, если осужденные в колонии-поселении имеют право на свободное перемещение по территории.

Зарплата — 200 рублей

Осужденные в колонии-поселении Зеленограда работают — часть обслуживает в хозотряде нужды самого учреждения, кто-то разбирает в промзоне пластиковые окна, другие трудятся в пекарне. Некоторые устроились грузчиками и дворниками за пределами поселения.

В расчетных листках, которые выдаются осужденным, можно увидеть, что начисленная за 22 рабочих дня в месяц зарплата не превышает 4500–5000 рублей. Это почти в четыре раза меньше МРОТ (в Москве он сейчас составляет 19 351 рубль).

Администрация колонии-поселения объясняет разницу тем, что заработная плата осужденным начисляется сдельно и если норма не выработана, то и денег меньше.

— Минимальный размер оплаты труда на то и установлен, что ниже платить нельзя, и это не может быть предметом для дискуссий, — убежден ответственный секретарь ОНК Москвы.

Из начисленной зарплаты у осужденных вычитается более 3 тыс. рублей за питание и жилищно-коммунальные расходы. Есть и другие вычеты: кто-то должен платить алименты, кто-то — возмещать причиненный ущерб потерпевшим, так что на руки «поселенцы» получают 200–300 рублей.

В УФСИН России по Московской области пояснили, что «согласно п. 3 ст. 105 Трудового кодекса оплата труда осужденных КП-2 при неполном рабочем дне или неполной рабочей неделе производится пропорционально отработанному осужденным времени или в зависимости от выработки».

— Заработная плата осужденным начисляется исходя из нормы выработки на основании наряда на сдельную работу.

Так, размер оплаты труда осужденных, отработавших полностью определенную за месяц норму рабочего времени, соответствует установленному федеральным законом минимальному размеру оплаты труда.

При сдельной оплате труда, если осужденный не выполняет норму выработки, допускается начисление зарплаты ниже уровня МРОТ, — отметили в ведомстве.

Солдатские койки

Живут в колонии в корпусах, напоминающих армейские казармы. Раздевалка на входе — там стоит обувь и висит на крючках верхняя одежда. Формы, как в обычных лагерях, тут не предусмотрено.

Санузел в отличие от многих в подобных учреждениях оборудован нормальными унитазами, а не «дыркой в полу». Зеркала, раковины — всё в наличии, имеется даже «ногомойка».

Вот телевизоров нет, они находятся в отдельных помещениях для «воспитательной работы».

В спальных помещениях — ряды двухэтажных коек. Идем осматривать спортзал — тут есть тренажеры, гантели, штанги и теннисный стол. Как говорят заключенные, им не хватает боксерских «груш». Рядом душевая и сушилка для одежды — совсем небольшая для 160 невольных поселенцев (всего колония рассчитана на 215 человек).

Библиотека насчитывает 5 тыс. томов. Читальный зал полный, но книги можно получить и на руки.

— Спрос на книги очень большой, — рассказывает библиотекарь, осужденный на семь лет за ДТП, и признается, что только тут прочитал «Анну Каренину» — на воле времени не хватало.

Телефонные переговоры в колониях-поселениях разрешаются без ограничений. Но это — платная услуга. Заключенные должны приобретать специальные смарт-карты для таксофонов (минута разговора стоит 7 рублей).

Получили члены ОНК и жалобы на качество медпомощи. Так, один осужденный утверждал, что три месяца не получает специальной терапии против ВИЧ. Другой сетовал, что главное лекарство от всех болезней у местных врачей — парацетамол. Хотя местных как раз нет, помощь оказывают медработники из соседнего СИЗО.

Столовая небольшая, и заключенные говорят, что приходится есть в две смены и не все успевают. Опоздал — будешь голодным до завтрака. Во время нашего посещения макароны на ужин в тюрьме не давали — осужденным в этот день полагалось 170 г вареной картошки, консервированная килька, чай и хлеб. Те, кто получает передачи, могут приготовить себе салат.

А вот осужденным, которым не помогают родственники, приходится, по их же словам, «кисло».

Источник: https://iz.ru/923394/boris-klin/sosedi-po-nevole-retcidivistov-i-vpervye-osuzhdennykh-razmestiat-riadom

«Настроение у всех в колонии обычное, больше нервничают сотрудники»

Первохода посадили к бывалым

Как в колониях противостоят угрозе COVID-19 и оказывают медпомощь — ситуация глазами заключенных

В условиях пандемии коронавируса остается открытым вопрос о мерах безопасности в местах заключения, где добиться разобщенности не удастся по определению. О том, чем это грозит, нашему изданию уже рассказывал казанский адвокат Камиль Исмаилов.

В подтверждение его слов ситуацию по ту сторону решетки обрисовал для читателей нашего издания колумнист «Реального времени», который в настоящее время отбывает наказание в одной из колоний Поволжья. Из-за опасений вызвать недовольство начальства колонии он попросил не называть его имени и местонахождения.

Как о COVID-19 узнали в одном из исправительных учреждений в ПФО и какие меры в связи с этим были приняты — в авторской колонке.

Коронавирус, карантин, заражения, паника, туалетная бумага… Наверное, на свободе сейчас все думают об этом. В местах не столь отдаленных паники нет вообще.

Когда в мире начинают говорить о том, что появилась какая-то новая болячка, в тюрьме это воспринимаешь по-своему, сквозь свою призму, ведь у нас ничего не происходит: изменения во власти, на обед дают картошку, где-то началась война, опять дают картошку, меняют Конституцию, окей, опять картошка…

В начале года в колонии очень многие болели ОРВИ, тут прошел какой-то грипп, возможно, это и был коронавирус, но точно никто не знает. Вообще, каждый год все болеют, когда теплеет, но в этом году какой-то жестокий вирус был, с ног валил на неделю (в республике в начале года началась эпидемия ОРВИ, зафиксированы случаи заболевания свиным гриппом, — прим. ред.).

В санитарной части, как обычно, нет таблеток, поэтому туда, заболев, далеко не каждый торопится идти. Да и лекарство, которым там могут обеспечить, — это обычный парацетамол. Хотя если повезет, то еще ибупрофен дадут. То есть проще самому себе достать таблетки, которые тебе нужны. Тем более за парацетамолом не так-то и легко попасть к врачу. Почему — расскажу ниже.

Фото Максима Платонова Когда в мире начинают говорить о том, что появилась какая-то новая болячка, в тюрьме это воспринимаешь по-своему, сквозь свою призму, ведь у нас ничего не происходит: изменения во власти, на обед дают картошку, где-то началась война, опять дают картошку, меняют Конституцию, окей, опять картошка…

В январе я тоже болел, причем очень сильно. Началось все стандартно: сонливость, слабость, лихорадка… К вечеру почувствовал, что это что-то серьезное, так как поднялась температура под 39 градусов. Я, конечно, не думал идти в санчасть — запасся на такие случаи собственным лекарством.

Дело в том, что больному человеку надо в 6 утра выйти на проверку и записаться на прием к врачу, а к 9.30 прийти к открытию санчасти и встать в очередь, которая формируется на улице. При температуре в 39 ждать порядка двух часов на холодном воздухе в минус 10-20 градусов — не самое приятное удовольствие.

Вот поэтому когда ты заболел, то не торопишься за медпомощью, чтобы не усугубить свое положение. Еще есть скорая помощь, но приедет она, только когда у тебя руку оторвет, и то первыми придут сотрудники колонии, следователи или кто-то еще. В январе спустя неделю я вылечился сам, а вообще, простудой переболел весь лагерь.

Из всех людей, а это больше тысячи человек, сходило в санчасть максимум человек 50.

Кашляешь и повысилась температура? Выдают парацетамол

Это в целом о ситуации с лечением. Возвращаясь к коронавирусу, в тюрьме о нем заговорили, когда по телевизору рассказали. Правда, отнеслись к новости как к обвалу биткойна. То есть никак.

Серьезно его никто не воспринимает, только недовольны из-за очередных сложностей. В конце марта нас закрыли на карантин, а лично я, например, два месяца ждал длительного свидания с родными, родители продуктов накупили.

У знакомого вообще за день до того самого счастливого дня отменили.

Сейчас у всех, кто приходит с улицы, меряют температуру. Еще начальники отрядов сначала объявили, чтобы все мыли руки, потом по рупору начальник колонии сказал то же самое. Появились журналы для отметок об уборке в отрядах. Пока не могу сказать, как часто их проверяют — их ввели буквально после 20-х чисел марта.

В конце марта нас закрыли на карантин, а лично я, например, два месяца ждал длительного свидания с родными, родители продуктов накупили…

В отношении к заболевшим заключенным мало что изменилось. Кашляешь и повысилась температура? Выдают парацетамол и предлагают на выбор либо отлежаться в санчасти, либо идти на свое место ко всем.

Паники нет

При всем при этом чаще стали ходить туда-сюда сотрудники колонии, приезжать различные службы. Говорят, сотрудникам еще делают флюорографию, но я наверняка утверждать это не могу. В любом случае, ощущение что пока десятки человек не слягут, никто не поймет, болеет ли тут кто-нибудь этим вирусом.

Настроение у всех обычное, больше нервничают сотрудники, ведь у них новые задачи, которых не было. Зэкам главное, чтобы была еда, остальное их не волнует.

Как я писал выше, в санчасти закрывают людей на карантин по желанию больного. Если хочешь — можешь идти болеть «к себе». Да и толку от карантина, если там все равно все ходят — кто-то носит им еду, дает таблетки, убирается у них. То есть как таковой изоляции тут просто нет, и если вирус ходит, то его разносят сами сотрудники, и измерение их температуры ситуацию не спасает.

Общество

Источник: https://realnoevremya.ru/articles/170075-pervohod-o-situacii-s-koronavirusom-v-kolonii

Почему в тюрьме нельзя есть в одиночку и ничего поднимать с пола

Первохода посадили к бывалым

Тюрьма в большинстве случаев – не конец жизни, и пережить этот сложный период поможет соблюдение тюремных законов

Как ни грустно, но законы эти писаны опытом, а то и кровью целых поколений сидельцев, которых в нашей стране всегда было немало. Основаны они в основном на строгих запретах, которых надо придерживаться новичку. Итак, чего нельзя делать в тюрьме?

Отказываться от чая

Обычно после приветствия с «первоходом» знакомится «смотрящий». Это уважаемый в уголовном мире человек, ответственный за порядок в камере и соблюдение строгих законов криминального сообщества.

Не совершайте грубую ошибку, усевшись на первую попавшуюся свободную кровать. Одной из задач «смотрящего» является распределение мест, и он сам укажет вашу «шконку».

Выданный матрас не стоит класть на пол: знающие люди рекомендует держать его в руках.

Далее начинается допрос, не менее важный, чем допрос у органов правопорядка. Необходимо ответить на вопросы, привлекались ли вы ранее потерпевшим или свидетелем по уголовным делам. Если ответ положительный, то последуют дальнейшие расспросы, так как по «понятиям» участие в дознании на стороне органов охраны правопорядка – «западло».

Неприязнь у заключенных вызовет и ваша причастность к преступлениям, связанным с сексом. Вашим сокамерникам отлично известно, что как минимум половина сидящих за «изнасилование» его не совершали и являются жертвами шантажа, пока вы сами не признаете обратного.

После допроса новоиспеченному зэку могут предложить чашку чая, от которой по неписанному «кодексу» нельзя отказаться. Даже если от переживаемого стресса вы не можете удержать ее в руках, сделать несколько глотков нужно обязательно.

Коллеги по камере садятся вокруг маленького стола и продолжают беседу уже в спокойном темпе. Если вы оказались достойным человеком и прошли все испытания, бывалые уголовники расскажут, как правильно вести себя в дальнейшем и ознакомят с неписанным законом поведения в камере.

Кадр из фильма «Зеленая миля»

Распускать руки

В местах заключения особый вес приобретают слова. За них необходимо отвечать, потому что столкновений между сокамерниками быть не должно. Полицейского прессинга вполне достаточно для создания опасной и напряженной атмосферы. Зэки должны отсидеть свой срок живыми и здоровыми, без дополнительных распрей между собой.

Любое, невзначай брошенное слово, непогашенный конфликт затаятся внутри, и обиды всплывут в самый неподходящий момент. Не рекомендуется задавать лишних вопросов, старайтесь быть сдержанным и надежным человеком. Самое страшное для криминального мира – спонтанный, эмоционально неустойчивый человек, способный «подвести под монастырь».

Кадр из фильма «Эксперимент»

Драться в тюрьме также нельзя: за каждый удар обидчика ждет строгий ответ. Блатные «понятия» справедливо гласят, что если даже тебя ударили, то ты не должен драться. Случившееся следует разобрать на «сходняке» и только там решать, стоит отвечать на оскорбление или нет.

Основной принцип выживания в тюрьме, как и на воле, гласит: сохраняй собственное достоинство и силу духа и не унижай других.

Брать в долг

А еще не воруй у сокамерников, не «стучи» на них администрации, не играй в азартные игры, не поднимай ничего с пола, особенно рядом с унитазом, и не общайся с «петухами».

Нельзя без спроса брать чужие вещи: например, кружку или ложку, а тем более еду или сигарету. Даже одну. Могут посчитать, что ты украл, и превратят в еще одно животное – «крысу».

Не берите и не просите в долг у сокамерников, даже если родственники обещали передачу: жизнь богата сюрпризами, и посылка может задержаться. Одновременно с этим вы станете не отвечающим за свои слова «фуфлыжником».

Особенно опасно брать что-то или общаться с зэком из касты «опущенных». Таким можно только что-то давать, не соприкасаясь при этом руками.

Едой, полученной в передачах, принято делиться с сокамерниками, выделяя часть продуктов на «общак». Место его хранения знает смотрящий, а продукты, которыми зэк хочет поделиться, выкладываются на общий стол.

Трапезничать в одиночку в тюрьме считается плохим тоном и разновидностью «крысятничества».

Принимать душ без белья

В сложных условиях заключения не следует забывать о своем внешнем виде и гигиене. Бывалые сидельцы советуют запастись добротными предметами туалета – обязательно имейте при себе мыло, шампунь и зубную щетку. Нерях в скученных условиях российских тюрем не уважают.

Кадр из фильма «Побег из Шоушенка»

В тюремном душе, в который обычно водят раз в неделю, не принято снимать нижнее белье, поэтому зэки моются прямо в нем. Нарушение этого правила грозит «зашкваром» и переводом в касту «петухов», ведь если мыться без одежды, то существует неиллюзорная возможность прикоснуться половыми органами к другому зэку.

По этой же причине нельзя поднимать мыло с пола, повернувшись тыльной стороной тела к товарищам по душевой. Это может быть воспринято как наклонность к гомосексуализму.

Источник: https://www.eg.ru/society/584772-pochemu-v-tyurme-nelzya-est-v-odinochku-i-nichego-podnimat-s-pola-068443/

Первохода посадили к бывалым

Первохода посадили к бывалым

На входе у всех стали проверять паспорта, а это ведь не международный рейс. Я обошел очередь, спрашиваю у полицейских: «Вы не меня случайно ищете?» — «А, точно вас, пойдемте».

Привезли к следователю на улицу Обороны.

Глянул время на телефоне — два часа ночи. Следак тоже смотрит на мой телефон, говорит: «Он вам в ближайшие 15 лет не понадобится».

Я: «Хорошее начало, давайте, может, представимся?» Следак: «А что вы смеетесь, по вам решено уже все, вам дадут столько-то лет».

Меня допросили. Я отказался от всего, что предъявили. Привели понятых — двух мужиков-работяг, как выяснилось, водителей с хлебозавода, который поблизости.

Первоходы

В неволе мы сами устанавливали свои порядки. Как сейчас помню, привезли нас в «Кресты» в пятницу днем, кинули в подвальный «собачник» — это камера такая, карантин.

До понедельника никаких движений не предвиделось — нам так сотрудник СИЗО сказал.

Еще он объяснил, что сегодня мы на довольствии не стоим.

В КПЗ (тогда ИВС не существовало) кормили раз в сутки. Есть хотелось сильно, тем более что мы все были молодыми и крепкими парнями. Бандит с Казани и я сразу подружились.

Пять неспортивного вида парней нас опасались, хотя мы никого не трогали и ни на кого не наезжали. Само собой получилось, что парни всем скопом залезли на верхний настил.

Мы с казанским расположились внизу.

Поговорили часа три, стало скучно.

Вежливо попросили «ботаников» рассказать нам анекдот.

Те долго несли всякую чушь. Смеялись мы не от тонкого юмора, а от их потуг. Потом мы так же вежливо, без наездов, попросили молодых людей показать нам театр.

Тюрьма и жизнь за решеткой

И вот из всех колоний региона (это Санкт-Петербург и Ленобласть) туда стали свозить первоходов.

Забавно смотрится переезд из «тройки» в «четверку» и обратно. Зеков загоняют по всем правилам в , который едет до соседней колонии, секунд сорок, а потом опять проходит жесткую переправу в зону.

Сразу возникли проблемы вполне понятного свойства. Пример.

Осужденный на довольно большой срок освоился в своей колонии: у него наладился быт, возможно, работа, дружеские отношения с соседями по общежитию.

Этот человек на хорошем счету у администрации, не помещался в карцер, имеет поощрения, определенный вес, а главное, хорошую потенциальную характеристику для условно-досрочного освобождения. И тут его переводят в другую колонию, где все это, абсолютно все, придется отлаживать заново.

Это огромный стресс. В ФСИН говорят, что за таким осужденным последует и его личное дело со всеми поощрениями. И если на УДО он заработал, то никуда оно от него не денется.

«С первого дня подсаживали «уток» — тех, кто с милицией сотрудничает.

Один меня даже в камере ждал». Рассказы бывших сидельцев

В тюрьму я попал в конце 2015 года по ст.

363 ч. 2, Сопротивление сотруднику органов внутренних дел с применением насилия. Сейчас нахожусь на УДО. Пару месяцев осталось до окончания срока.

Сначала я думал, что это какая-то нелепость, но на самом деле, если тебя закрыли, готовься к тому, что получишь срок. Сам ты вряд ли выкрутишься. Желательно, конечно, иметь защитника.

Про «уток», условия в ИВС и хлебный мякиш Перед отправкой в Жодино, я провел две недели в Вилейском ИВС.

Потом жил там во время суда. Первые ощущения – это шок. Кажется, что еще вчера работал, встречался с друзьями, а сегодня уже нельзя никуда выйти. Пока с этим справишься, много времени пройдет.

Я в себя пришел только в тюрьме.

Через двое суток на ИВС меня взяли на длинную цепь, вывели через центральный выход, не через двор, чтобы все видели, какой ты нарядный.

Как мужика — «первохода» в воры в законе короновали

И заключенные, сходящие с ума от скуки и безделья, с презрением относящиеся к таким лоховатым, по дурости своей лезущим к «уркам», решили порезвиться.

В один день объявили ему, что долго присматривались, и видя в нем достойного кандидата, правильного пацана разбирающегося в понятиях, постановили, принять его в воры в законе. Деревенский, естественно, «поплыл» от оказанной чести, и сразу согласился пройти положенные при данной процедуре испытания, хотя в душе и немного побаивался, но виду показать не смел.

На следующий день вся камера гудела, в предвкушении зрелища. Первым делом испытуемого посадили на трон – «фан фаныч» — бак для воду, стоящий на табурете в углу камеры, затем на голову ему водрузили склеенную из газет хлебным мякишем корону, как символ всего действа – посвящение, коронация в воры в законе.

Вдоволь натешившись, продолжили ответственную процедуру: в одну руку вручили здоровенную кружку крепчайшего чифира, в другую вставили гигантскую самокрутку и постановили – ему нужно повторять блатную скороговорку за ведущим слово в слово, если он ошибался – делал два глотка чифира и две затяжки самокрутки с деревенским самосадом – горлодером, и так, либо он все таки повторяет скороговорку, либо допивает весь чифир и докуривает самокрутку.

Как выжить в тюрьме? Как вести себя в камере?

Что делать, если тебя задержали или арестовали?

Вот их советы.

Задержание. Молчи Почти любая посадка начинается с задержания.

Тут важно не потерять самообладания.

Реут: Как правило, если человек ни разу не попадал в руки представителей власти, после задержания он испытывает потрясение, испуг. Рушатся все иллюзии касаемо правоохранительных органов.

Человек сталкивается с грубостью и цинизмом, понимает, что он всего лишь букашка. Первое, с чем столкнется, это запугивание, порой избиение, не исключены и пытки.

Ведь «подозреваемый» уже виновен – так думают дознаватели и оперативные работники. И очень сложно потом добиться извинений или объяснений.

Чистилище для первоходов: о колониях

А они валят сюда толпами.

Особенно накануне праздников. И это понятно: матери, отцы, жены тех, кто впервые оказался за решеткой, готовы отдать им последнее.

В вестибюле административного здания колонии нас встретила начальник отдела по воспитательной работе Юлия Молодцова — румяная красавица, с глазами необыкновенной синевы. — Жаль, что вы не приехали раньше, — посетовала Молодцова.

— У нас как раз проводился конкурс ледовых скульптур. Осужденные строили снежные крепости, вырезали изо льда сказочных персонажей. Одним из них был Крокодил Гена.

Разумеется, увидеть Крокодила Гену, высеченного изо льда мозолистыми руками бывших воров и грабителей, мы были не против. Но, увы, не повезло. — Вы, наверное, думаете, что осужденные — звери в человеческом обличье?

— строго спросила нас лагерная воспитательница. — Зря! Заключенные — они же как дети!

Особенно те, кто оказался за решеткой впервые.

Читать онлайн «Как выжить в зоне.

Советы бывалого арестанта» автора Крестовый Федор — RuLit — Страница 29

Ну а если задержанный согласится «помогать» органам, то он уже готов был стать осведомителем.

Его к этому просто подтолкнули.

Опера, кстати, предлагают сотрудничать почти всем арестованным, но не все же дают согласие. Как правило, шантаж уместен лишь в том случае, если человек постоянно находится под контролем.

Бывает, в следственных изоляторах оперативники вербуют насильников-малолеток. Мы, мол, скроем от сокамерников твою статью, посадим тебя к неопытным первоходам, а ты будешь докладывать: кто что говорит и у кого какие запрещённые предметы в камере.

А поскольку насильника в случае отказа ожидают малоприятные (для кого как) манипуляции со сфинктером прямой кишки, то он принимает предложение. В основном же люди сами идут на контакт с администрацией.

Кто-то — чтобы иметь курево и чай, другие — для свиданий с родными, третьи — потому что озлоблены на весь мир и по своей природе гнилой не могут не стучать.

Новичку на зоне или как сидят первоходы

Первохода посадили к бывалым

Как говорится от сумы и от тюрьмы не зарекайся, такое выражение можно встретить в любой точке России. И как говорится данное выражение не беспочвенное. Попасть на зону может любой человек, все зависит от того, попадает он туда умышленно, кто то преднамеренно, а кто то случайно. Случаев бывает очень много, но суть остается одна, следствие, суд, срок, судимость.

Но вот вопрос обсуждения стоит таким образом, как же отбывают наказание первоходы, что их там встречает и что может произойти. Просто все говорят по разному.

Кто то уверяет, что сейчас не важно по какой статье попасть и сидеть, а кто то говорит, зависит от человека и его собственного достоинства, но вот некоторые уверяют, что важно какая именно статья и как себя с самого начала ведет человек.

К примеру, взято с другого сайта обсуждение:

15 заповедей по выживанию для первохода или как вести себя в тюрьме?

Как выжить первоходу на зоне?

Итак, ознакомившись с тюремным миром в общих чертах, начнем наше путешествие глазами первохода.

Карантин

После суда и этапирования, каждый осужденный попадает в карантин продолжительностью примерно две недели. Крайне неприятное место, но это необходимо просто перетерпеть и пережить: потом уже на самой зоне будет легче.

Перед помещением в карантин Вас внимательно и пристрастно обыщут: грубо и неприятно, но от этого никуда не деться, перетерпите. После чего оформят ваши личные данные и поместят в камеру. Уже на карантине можно приблизительно понять, какие порядки царят в колонии в целом.

В красных зонах вновь прибывших могут беспричинно избивать весь срок карантина: делается это, чтобы подавить волю человека и по возможности склонить его к сотрудничеству того или иного рода, а также «прощупать» на наличие денег.

Не рекомендуется соглашаться на какие-либо сделки в этот период, например, на покупку хорошей должности на промзоне, или на «вип-хату», или другие привилегии, даже если у Вас есть деньги на это:

Во-первых, могут просто обмануть, и вернуть деньги потом уже не удастся.

Во-вторых, если и не обманут, то потом Вы станете дойной коровой на весь срок заключения и уже не сможете сказать, что у Вас денег нет.

Просто переживите эти две недели как-нибудь. А потом, выйдя из карантина, немного освоившись и узнав что к чему, можете начать заключать такие сделки с теми людьми, которые реально что-то решают, и по относительно адекватным ценам.

Источник: https://pravovoi.center/ugolovnoe-pravo/nakazanie/lishenie-svobody/pervokhod pravovoi.center © 

Так же вот ниже описывается на одном из интрнет ресурсов, какие ошибки не нужно совершать первоходам:

10 место

Прежде чем поздороваться, за это по голове не бьют, спросите, кто ты по жизни?

9 место

Нельзя брать у первого попавшегося сигареты или какие-либо другие предметы обихода, кружку. Лучше задать вопрос, который был обозначен вверху, а иначе передать вещи может добродетель из-за которого жить Вам в петушином углу.

7 место

Туалет место вонючее, с одной стороны, а с другой -сакральное. Пошли на туалет (т.е. на светланку) — посмотрите, общая масса чем занимается. Кушает или нет. Если идете по-маленькому, то можно этого не делать. Ну а если по большому, то в обязательном порядке, иначе с Вас за это могут жестко спросить.

6 место

Опять туалет. Сходили Вы на него — помойте руки. В противном случае сокамерники плохо будут о думать о вашей персоне. В глаза скажут не все, а осадочек останется и не только на руках.

5 место

Если сосед пошел в туалет по тяжелому, то не вздумайте чистить зубы. Во-первых в тюрьме это неприлично. Во-вторых, могут подарить миску с дырочкой.

4 место

Нельзя с обиженными кушать за одной платформой, т.е. за столом. Опытный арестант спросит: «ТЫ кто?». Петух ему честно ответит, после чего опытный арестант пошлет его куда подальше.

3 место

Заходя в камеру, Вы о ней ничего не знаете, поскольку администрация ситуацию лично никому не докладывает. Камера может быть цветная или черная. Вы здороваетесь. Вам говорят: Тащи булки сюда. Подходите, вам протянут руку, но прежде спросите: По жизни все нормально? За такие вопросы по голове не бьют.

2 место

Если в камере больше 25-30 человек, а 2-3 человека обиженные, то не притрагивайтесь к уборке в камере. Петухам так же выделяется с общего стола чай, курить, конфетки. С опущенным не стоит чай рядом пить или курить. Как говорят старые арестанты: по незнанке КТ. Вцепятся в Вас и будете Вы не правы. Поедете, как говится, к своим.

1 место

Не хрен хвастаться какой Вы крутой любовник. Ныряли ВЫ в пилотку, лизали то, что люди не лижут — дорога в петушиный угол. Лучше молчать.

Будь Вы хоть на тюрьме, хоть в зоне не давайте никогда и никому повода и не лезьте никогда в кружку к обиженному. Встали ночью — захотели чай, а кипятильник один висит. Лучше не брать его, а то он может оказаться собственностью петушиной братии. Встает главпетух и говорит: «Милости прошу к нашему шалашу.»

Источник: https://yurlitsa.ru/popular-discussions/novichku-na-zone-ili-kak-sidyat-pervokhody-2544/

Юрист расскажет
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: