Обвинение ч4 с 222 неоконченное

Содержание
  1. Дело № 88-О11-21 от 30.06.2011 – Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
  2. установила:
  3. определила:
  4. Дело о незаконном сбыте наркотических средств (часть 4 статьи 228.1 УК РФ). Удовлетворение жалобы адвоката, переквалификация и снижение наказания
  5. Фабула дела:
  6. Предъявление обвинения:
  7. Рассмотрение дела в суде и линия защиты:
  8. Приговор суда первой инстанции:
  9. Апелляционное рассмотрение:
  10. Итог рассмотрения дела:
  11. С апелляционным определением суда можно ознакомиться здесь
  12. Архив судебных решений
  13. I. Сведения о судебной работе
  14. 1. Ошибки в применении норм Общей части УК РФ
  15. 2. Ошибки в применении норм Особенной части УК РФ
  16. Покушение на кражу: определение, расшифровка понятий, меры ответственности и примеры судебной практики
  17. Отличие меры наказания при попытке кражи от совершённой кражи
  18. Меры пресечения за совершённую кражу
  19. Расшифровка понятий
  20. Размер ущерба
  21. Судебная практика
  22. Попытки кражи автомобиля
  23. Попытки кражи в магазинах
  24. Попытка кражи мобильного телефона
  25. Когда преступление считается оконченным?
  26. Адвокат по ст. 222 УК РФ Незаконный оборот оружия, боеприпасов
  27. Защита по ст. 222 УК РФ Незаконное хранение, приобретение, ношение, сбыт оружия, боеприпасов (Незаконный оборот оружия, боеприпасов)
  28. Адвокат по ст. 222 УК РФ Незаконное хранение, приобретение, ношение, сбыт оружия, боеприпасов (Незаконный оборот оружия, боеприпасов)
  29. Стоимость услуг адвоката по ст. 222 УК РФ Незаконный оборот оружия, боеприпасов

Дело № 88-О11-21 от 30.06.2011 – Судебная коллегия по уголовным делам, кассация

Обвинение ч4 с 222 неоконченное

Дело №88-О11-21

от 30 июня 2011 года

председательствующего Журавлёва В.А., судей Бирюкова Н.И., Бондаренко О.М. при секретаре Прохоровой Е.А.

Тимченко [скрыто]”I

судимый 11 февраля 1993 г. по ч. 1 ст. 218, ст. 106, п. «е» ч. 2 ст. 102, ч. 2 ст. 144, ст. 15, ч. 2 ст. 149 УК РСФСР с применением ст. 40, 41 УК РСФСР к 14 годам лишения свободы, освобождённый 31 декабря 2003 г. условно-досрочно на 2 года 8 месяцев 13 дней,

и Костин [скрыто] ~~П [скрыто] I

освобождены от уголовной ответственности по ч. 1 ст. 222, ч. 2 ст. 223 УК РФ. Уголовное дело в части совершения преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 222, ч. 2 ст. 223 УК РФ прекращено на основании примечаний к названным статьям.

За Тимченко A.M. и Костиным А. Е. признано право на реабилитацию.

Заслушав доклад судьи Бирюкова Н.И., объяснения адвокатов Котёночкиной Н.О. и Трифоновой А.И., просивших кассационное представление оставить без удовлетворения, мнение прокурора Минаевой М.М. об отмене постановления и удовлетворении кассационного представления, Судебная коллегия

установила:

в кассационном представлении ставится вопрос об отмене постановления и направлении дела в данной части на новое судебное рассмотрение в ином составе суда.

При этом делается ссылка на то, что суд в нарушение требований УПК РФ не указал конкретного основания прекращения уголовного дела, предусмотренного главой 4 УПК РФ, так как основания прекращения уголовного дела и уголовного преследования изложены в уголовно-процессуальном законе, а не в УК РФ. В соответствии с ч. 2 ст.

75 УК РФ примечание к статье является лишь указанием на специальные случаи обязательного освобождения от уголовной ответственности в силу деятельного раскаяния.

Кроме того, суд, по мнению прокурора, необоснованно признал за Тимченко и Костиным право на реабилитацию. Деятельное раскаяние является нереабилитирующим основанием прекращения уголовного дела.

Решение о прекращении уголовного дела на основании примечания к статье суд вправе вынести только при условии полного подтверждения вины подсудимого в инкриминируемом деянии. Часть 2 ст.

133 УПК РФ не предусматривает права на реабилитацию лицам, уголовное дело в отношении которых было прекращено ввиду деятельного раскаяния.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационного представления, Судебная коллегия находит постановление законным и обоснованным.

Как следует из материалов уголовного дела, Тимченко и Костин обвинялись в незаконном хранении, перевозке, ношении огнестрельного оружия, незаконном изготовлении огнестрельного оружия, совершённом группой лиц по предварительному сговору, а Тимченко – в незаконном приобретении огнестрельного оружия.

В судебном заседании государственный обвинитель заявила ходатайство об освобождении Тимченко и Костина от уголовной ответственности по ч. 1 ст. 222 и ч. 2 ст. 223 УК РФ в соответствии с примечаниями к этим статьям и о прекращении уголовного дела на основании ст. 28 УПК РФ в связи с деятельным раскаянием.

В обоснование этого ходатайства государственный обвинитель сослалась на то, что Тимченко и Костин добровольно выдали оружие сотрудникам правоохранительных органов.

Данное обстоятельство подтверждается протоколом проверки их показаний на месте, видеозаписью проверки показаний на месте, из которых следует, что обрезы были обнаружены именно там, где указали Тимченко и Костин, и где оперативными работниками они не были обнаружены.

Суд первой инстанции по ходатайству государственного обвинителя на основании примечаний к ст. 222, 223 УК РФ освободил Тимченко и Костина от уголовной ответственности по ч. 1 ст. 222, ч. 2 ст. 223 УК РФ и уголовное дело в отношении их прекратил, признав за ними право на реабилитацию.

Доводы кассационного представления об отмене постановления суда и направлении дела в этой части на новое рассмотрение в связи с отсутствием ссылки суда на основания прекращения уголовного дела, предусмотренные УПК РФ, и в связи с необоснованным признанием судом за Тимченко и Костиным права на реабилитацию, так как прекращение дела в связи с деятельным раскаянием относится к нереабилитирующим основаниям, удовлетворению не подлежат.

В соответствии с п. 16 постановления Пленума Верховного Суда от 29 апреля 1996 г. №1 «О судебном приговоре» (в редакции Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 6 февраля 2007 г.

№7), суд при установлении в судебном заседании обстоятельств, влекущих освобождение лица от уголовной ответственности в случаях, предусмотренных примечаниями к соответствующим статьям Особенной части Уголовного кодекса (например, к ст. ст.

291, 222 УК РФ), прекращает дело на основании примечания к той или иной статье уголовного закона, что обоснованно было сделано судом первой инстанции.

При таких обстоятельствах дело прекращается на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ за отсутствием в деянии состава преступления, в связи с чем судом обоснованно признано за Тимченко и Костиным право на реабилитацию.

Руководствуясь ст. 377, 378, 388 УПК РФ, Судебная коллегия

определила:

постановление Томского областного суда от 8 апреля 2011 г. в отношении Тимченко [скрыто] и Костина [скрыто]

Е [скрыто] оставить без изменения, а кассационное представление

государственного обвинителя Ананьиной A.A. – без удовлетворения.

Источник: https://dogovor-urist.ru/%D1%81%D1%83%D0%B4%D0%B5%D0%B1%D0%BD%D0%B0%D1%8F_%D0%BF%D1%80%D0%B0%D0%BA%D1%82%D0%B8%D0%BA%D0%B0/%D0%B4%D0%B5%D0%BB%D0%BE/88-%D0%BE11-21/

Дело о незаконном сбыте наркотических средств (часть 4 статьи 228.1 УК РФ). Удовлетворение жалобы адвоката, переквалификация и снижение наказания

Обвинение ч4 с 222 неоконченное

В настоящей статье описано уголовное дело о незаконном сбыте наркотических средств (ч. 4 ст. 228.

1 УК РФ), в котором приговор суда первой инстанции был изменен, а действия осужденных переквалифицированы с двух эпизодов по п. «г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ на один эпизод в форме покушения (ч. 3 ст. 30 п. «г» ч. 4 ст. 228.

1 УК РФ) со снижением наказания. Об особенностях квалификации данных преступлений пойдет речь в настоящей статье.

Фабула дела:

Защиту по данному делу я принял на стадии предварительного следствия.

Ознакомившись с положенными документами, пообщавшись с подзащитным, было установлено, что последний обвиняется в незаконном сбыте наркотических средств в крупном размере в составе группы лиц по предварительному сговору, был задержан сотрудниками ДПС, в ходе осмотра автомобиля у него были изъяты расфасованные наркотические средства в крупном размере. Кроме того после доставления в отдел полиции подзащитный успел написать явку с повинной и показать еще несколько тайников-закладок, которые он сделал до того момента когда его остановили сотрудники ДПС. Подзащитный дал признательные показания и полностью признал вину.

При таких исходных данных была принята защита по данному уголовному делу.

Предъявление обвинения:

Органами следствия подзащитному было предъявлено обвинение по п. «г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ, ч. 3 ст. 30 п. «г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ, то есть действия подзащитного по первому эпизоду были квалифицированы как оконченный сбыт наркотических средств, а по второму эпизоду как покушение.

Органы следствия посчитали, что те наркотические средства, которые подзащитный успел разложить до задержания, образуют оконченный состав, а те наркотические средства, которые были изъятый в автомобиле, образуют, покушение на незаконный сбыт наркотических средств. То есть подзащитному были вменены два эпизода незаконного сбыта наркотических средств.

С таким обвинением уголовное дело было направлено для рассмотрения в суд.

Рассмотрение дела в суде и линия защиты:

Подзащитный вину в совершении инкриминируемых преступлений признавал полностью, однако я, воспользовавшись предоставленным мне правом, как защитник оспаривал юридическую квалификацию, так как считал, что действия подзащитного не могут быть квалифицированы как два отдельных эпизода, при этом первый эпизод квалифицирован как оконченный состав. Я считал, что действия подзащитного должны быть квалифицированы как единое длящееся преступление в форме покушения на сбыт наркотических средств, то есть по ч. 3 ст. 30 п. «г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ, с учетом этого просил переквалифицировать его действия.

Свою позицию я основывал на следующем:

1. Наркотическое средство было взято подзащитным и вторым подсудимым из одного тайника, из показаний подзащитного следовало, что он не знал разное или одинаковое вещество было в тайнике. Наркотическое средство подзащитный и его сообщник не расфасовывали, так как оно уже было в расфасованном виде.

2. Тайники-закладки наркотических средств были сделаны в один день, в короткий промежуток времени.

3. Адреса тайников-закладок подзащитный и его сообщник никому не сообщали, места закладок, не были оговорены с заказчиком, подсудимые сами определяли, где сделать тайник-закладку.

Места закладок подзащитный выдал самостоятельно.

По установленному плану места закладок подсудимые должны были сообщить после того, как были бы сделаны все закладки, чего они сделать не успели, так как были задержаны сотрудниками полиции.

В частности о том факте, что места тайников-закладок подсудимые никому не сообщали, свидетельствовал протокол осмотра сотовых телефонов подсудимых, согласно которому какие-либо файлы, указывающие на сообщение мест тайников-закладок, в осмотренных телефонах не были обнаружены.

Таким образом, в материалах уголовного дела отсутствовали доказательства, указывающие на то, что подсудимые каким-либо образом сообщили потенциальным покупателям о местах сделанных тайников-закладок, что в свою очередь исключает в их действиях наличие оконченного состава преступления.

Моя позиция формировалась на основе разъяснений данных в пункте 13 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 15.06.

2006 № 14 «О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с наркотическими средствами, психотропными, сильнодействующими и ядовитыми веществами», согласно которым оконченным факт незаконного сбыта наркотических средств  может быть в том случае, когда осуществлена передача наркотического средства, в том числе непосредственно, путем сообщения о месте хранения наркотического средства приобретателю, проведения закладки в обусловленном с ним месте, введения инъекции.

Таких признаков, с которыми Верховный Суд РФ связывает наличие оконченного состава преступления, в ходе расследования уголовного дела и рассмотрения его в суде установлено не было.

Соответственно нельзя вести речь о квалификации инкриминируемых деяний как оконченных преступлений.

Отдельно следует остановиться на вопросе квалификации инкриминируемых деяний как два отдельных эпизода:

В обзоре судебной практики Верховного Суда РФ № 3 за 2017 год (утв. Президиумом Верховного Суда РФ 12.07.2017), пункт № 34 указано, что по смыслу закона одновременный сбыт наркотических средств и психотропных веществ в рамках единого умысла, направленного на их реализацию в целом, образует одно преступление.

В рассматриваемом уголовном деле все тайники-закладки были сделаны в один день в короткий промежуток времени, адреса тайников-закладок не были сообщены, потенциальные покупатели не имели возможности забрать наркотическое средство, сообщить адреса тайников-закладок подсудимые должны были после того, как были бы сделаны все закладки.

Исходя из изложенного, действия подсудимых охватывались единым умыслом и не были доведены до конца по независящим от них обстоятельствам, так как были пресечены сотрудниками полиции.

Таким образом, квалификация действий подсудимых как два отдельных эпизода является неверной, такие действия должны быть квалифицированы как один длящийся эпизод покушения на сбыт наркотических средств, то есть по ч. 3 ст. 30 п. «г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ.

Приговор суда первой инстанции:

Суд первой инстанции вынес приговор, квалифицировав действия подзащитного и его сообщника как два эпизода, первый эпизод как оконченное преступление по п. «г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ, второй эпизод как покушение, то есть по ч. 3 ст. 30 п. «г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ. Таким образом, суд согласился с квалификацией предъявленной изначально стороной обвинения.

Апелляционное рассмотрение:

Не согласившись с приговором суда, мной была подана апелляционная жалоба, в которой я изложил свою позицию относительно квалификации и просил приговор суда изменить, переквалифицировать действия моего подзащитного на один эпизод в форме покушения, снизив с учетом этого назначенное наказание.

Итог рассмотрения дела:

Суд апелляционной инстанции согласился с моими доводами, которые я привел выше, апелляционная жалоба была удовлетворена, действия подзащитного были переквалифицированы на один эпизод покушения на сбыт наркотических средств в форме покушения, то есть с п. «г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ, ч. 3 ст. 30 п. «г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ, на ч. 3 ст. 30 п. «г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ, со снижением назначенного наказания.

Автор статьи – адвокат Спиридонов Михаил Владимирович

С апелляционным определением суда можно ознакомиться здесь

статьей в социальных сетях Количество просмотров статьи: 9 393+90

Источник: https://xn----7sbahcid5aaq2bfgbjroq.xn--p1ai/%D0%B0%D0%B4%D0%B2%D0%BE%D0%BA%D0%B0%D1%82-%D0%BF%D0%BE-%D1%81%D1%82%D0%B0%D1%82%D1%8C%D0%B5-228-1-%D1%83%D0%BA-%D1%80%D1%84/

Архив судебных решений

Обвинение ч4 с 222 неоконченное

УТВЕРЖДЕНПостановлением ПрезидиумаВерховного Суда Российской

Федерации от 26 января 2005 года

I. Сведения о судебной работе

В настоящем обзоре проанализирована практика окружных (флотских) военных судов по рассмотрению уголовных дел по первой инстанции за 2001-2003 годы и первое полугодие 2004 года, выявлены наиболее типичные судебные ошибки и их причины, а также даны методические рекомендации по повышению качества рассмотрения судами дел в части правильного применения уголовного и уголовно-процессуального законодательства.

1. Ошибки в применении норм Общей части УК РФ

1.1. Обратная сила уголовного закона

Судами при рассмотрении уголовных дел не всегда применяется уголовный закон, смягчающий наказание.

Подлежит применению уголовный закон, в санкции которого снижен верхний или нижний предел наказания или снижены оба предела наказания.

Северо-Кавказским окружным военным судом Л. и К.

осуждены, наряду с другими преступлениями, по ч.1 ст.218 УК РСФСР за незаконное приобретение, ношение, хранение огнестрельного оружия и боеприпасов, совершенные ими в 1996 года Санкция ч.1 ст.222 УК РФ за аналогичные деяния предусматривает менее строгое наказание. В частности, в ней снижены верхний и нижний пределы наказания. С учетом положений ст.

9 и 10 УК РФ Военная коллегия указанные действия Л. и К. переквалифицировала на ч.1 ст.222 УК РФ и каждому из них определила лишение свободы в пределах санкции этой статьи (определение ВК N 5-072/01).

Наиболее часто суды допускают ошибки в определении более мягкого наказания в случаях, если закон усиливает наказание в одном из пределов санкции и смягчает в другом (например, снижен верхний предел и повышен нижний предел наказания).

В этих случаях более мягкой следует считать статью, санкция которой предусматривает более низкий верхний предел наказания.

По тому же уголовному делу Л. и К. были осуждены и за совершение разбоя в отношении потерпевших Щ. и З. по ч.2 ст.146 УК РСФСР. Согласно ч.2 ст.162 УК РФ разбой на момент рассмотрения дела наказывался лишением свободы на срок от 7 до 12 лет с конфискацией имущества, тогда как по ч.2 ст.146 УК РСФСР этот срок составлял от 6 до 15 лет лишения свободы с конфискацией имущества.

Поскольку верхний предел санкции действующей статьи УК РФ менее строгий, разбой, совершенный Л. и К., Военной коллегией переквалифицирован на ст.162 УК РФ без снижения назначенного им наказания (определение ВК N 5-072/01).

Такое решение обусловлено прежде всего тем, что в основание деления преступлений на категории (ст.15 УК РФ) положен верхний предел санкции.

Отнесение же совершенного виновным преступления к той или иной категории влечет серьезные последствия для осужденного.

В ч.1 ст.10 УК РФ впервые на законодательном уровне установлено, что уголовный закон имеет обратную силу, если он не только устраняет преступность деяния или смягчает наказуемость, но и иным образом улучшает положение лица, совершившего преступление.

Это требование, в частности, относится и к порядку назначения вида исправительного учреждения, в котором должно отбывать наказание лицо, осужденное к лишению свободы. В п.

24 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 12 ноября 2001 года N 14 “О практике назначения судами видов исправительных учреждений” разъясняется, что “согласно статье 10 УК РФ лицу, осужденному к лишению свободы за преступление, совершенное до 1 января 1997 года, суд назначает вид исправительного учреждения в соответствии со статьями 58 и 88 УК РФ, если при этом не ухудшается положение осужденного. В остальных случаях вид исправительной колонии должен быть назначен исходя из требований закона, действовавшего на момент преступления”.

Вид исправительной колонии назначается в соответствии с законом, предусматривающим более льготный порядок его назначения.

Северо-Кавказским окружным военным судом по тому же уголовному делу Л. и К. была допущена еще одна ошибка, относящаяся к определению вида исправительного учреждения. В частности, этим осужденным была назначена исправительная колония строгого режима. Военная коллегия вынесла решение о направлении осужденных для отбывания наказания в исправительную колонию общего режима, указав следующее. Поскольку преступления Л. и К. совершены до 1 января 1997 года и данные лица впервые осуждаются к лишению свободы, то в соответствии со ст.24 УК РСФСР им не могла быть назначена исправительная колония строгого режима (определение ВК N 5-072/01).

1.2. Определение момента окончания преступления

Оконченное преступление характеризуется наличием в содеянном лицом всех предусмотренных законом признаков состава преступления (ч.1 ст.29 УК РФ).

Момент окончания каждого вида преступлений, предусмотренных Особенной частью УК РФ, зависит от описания его признаков в конкретной статье. В ряде случаев суды неправильно определяют тип оконченного преступления, что обусловливает ошибки в их квалификации.

Преступление с формальным составом считается оконченным с момента совершения преступного действия (бездействия).

Уголовно наказуемым в преступлениях с такой конструкцией состава является само преступное деяние, с его совершением связано и окончание посягательства. Так, похищение человека (ст.

126 УК РФ) будет оконченным в момент фактического захвата потерпевшего. Исходя из этого и квалифицирующие обстоятельства, предусмотренные в ч.2 и 3 ст.126 УК РФ, относятся исключительно к процессу похищения (захвата) человека, значительно повышая общественную опасность данного преступления.

Восточно-Сибирским окружным военным судом А. и Бер. были осуждены, наряду с другими преступлениями, за похищение человека с применением предметов, используемых в качестве оружия. Военная коллегия исключила из обвинения А. и Бер. по ст.

126 УК РФ квалифицирующий признак – с применением предметов, используемых в качестве оружия, поскольку при похищении К. таких предметов они не применяли. Осужденные использовали их при совершении убийства К. уже после того, как похищение потерпевшего было оконченным (определение ВК N 4-063/02).

1.3. Неоконченное преступление

Неоконченное преступление выражается либо в приготовлении к преступлению, либо в покушении на преступление (ч. 2 ст.29 УК РФ). Для правильной квалификации неоконченной преступной деятельности необходимо прежде всего разграничивать между собой указанные стадии совершения преступления.

Основное отличие покушения на преступление от приготовления к нему заключается в том, что покушение образует действие, непосредственно направленное на достижение преступного результата, т.е. посягающий должен приступить к выполнению деяния, образующего объективную сторону преступления.

Сущность приготовления состоит в создании условий, благоприятствующих последующему совершению преступления.

Например, в соответствии с ч.1 ст.290 УК РФ преступление с объективной стороны может быть совершено только путем получения должностным лицом лично или через посредника предмета взятки.

Если в деянии, направленном на получение взятки, отсутствует прежде всего момент вручения или передачи предмета взятки, то это означает, что должностное лицо еще не приступило к выполнению объективной стороны данного преступления.

Следовательно, такие действия не могут быть оценены как покушение на получение взятки, так как покушение, по общему правилу, прерывается только в процессе исполнения состава до момента окончания преступления.

При наличии определенных условий действия, направленные на получение взятки, могут быть квалифицированы как приготовление к этому преступлению, которое может быть прервано до начала выполнения его объективной стороны.

Ленинградским окружным военным судом действия Ч. в отношении П., С. и И.

, наряду с другими преступлениями, квалифицированы как покушение на получение взятки. Военная коллегия в кассационном определении указала, что, как видно из установленных в суде обстоятельств, Ч. лишь предложил им дать ему взятку. Указанные лица, первоначально согласившись с предложением Ч., не смогли одолжить деньги у знакомых или родственников, в связи с чем П.

и С. в дальнейшем отказались от передачи ему денег, а И., хотя и предложила Ч. получить ее денежное довольствие за содействие в направлении в командировку, однако ничего для этого не сделала и уехала в отпуск. Описанные действия Ч. свидетельствуют о том, что они лишь создавали условия, благоприятствующие последующему получению взятки. В связи с этим Военная коллегия посчитала, что в этих действиях Ч. имеет место не покушение на получение взятки, а только приготовление к совершению этого преступления (определение ВК N 6-68/03).

1.4. Соучастие в преступлении

Анализ кассационно-надзорной практики Военной коллегии показывает, что судами допускаются ошибки при решении вопросов, относящихся к институту соучастия в преступлении.

В ряде случаев суды при оценке соучастия не всегда правильно определяют функциональную роль, которую выполняют лица при совместном совершении преступления.

Так, при квалификации действий соучастника, включающих в себя признаки подстрекателя и организатора, следует иметь в виду следующее. Основное отличие организатора от подстрекателя заключается в том, что последний не планирует совершение преступления и не руководит его подготовкой или совершением.

В тех же случаях, когда лицо не только склонило другое лицо к совершению преступления, но впоследствии выполнило и организационные действия, деятельность соучастника следует оценивать только как организационные, поскольку по своей сути они являются более опасными, чем подстрекательские.

Организация преступления включает в себя действия, направленные на склонение другого лица к совершению преступления.

Ленинградским окружным военным судом З. и Ш. признаны виновными, наряду с другими преступлениями, в подстрекательстве и в организации убийства. Рассмотрев дело в кассационном порядке, Военная коллегия исключила из приговора указание об осуждении З. и Ш.

за подстрекательство к совершению убийства, поскольку все действия З. и Ш. по соучастию в убийстве, в том числе и склонение другого лица к совершению преступления, полностью охватываются вмененной им ч.3 ст.33 УК РФ (определение ВК N 6-100/00).

При квалификации соучастия в преступлении необходимо в каждом конкретном случае устанавливать не только объективные, но и субъективные его признаки. Несоблюдение этого условия приводит к судебным ошибкам. В частности, судам следует помнить, что соучастие в преступлении с субъективной стороны характеризуется умышленной виной соучастников.

Данная форма психической деятельности соучастников проявляется в их отношении ко всем признакам состава преступления, в том числе и квалифицирующим.

Квалифицирующие признаки состава преступления могут вменяться соучастникам только при условии установления у них умысла в отношении этих признаков.

Восточно-Сибирским окружным военным судом С. и П.

были признаны виновными в подстрекательстве к убийству по найму группой лиц по предварительному сговору, а первый из них – и в пособничестве этому преступлению. Как установил суд, предприниматель П., желая избавиться от компаньона Б., обратился к С. с просьбой найти лицо, которое за вознаграждение совершило бы убийство. С. склонил своего знакомого Г.

непосредственно совершить убийство за вознаграждение и передал ему фотографии Б., сообщил домашний адрес и место работы потерпевшего, марку, номер и место стоянки его автомашины. В свою очередь, Г. привлек к совершению преступления М., они вместе и убили Б. Военная коллегия, исключив из обвинения С. и П.

квалифицирующий признак убийства, совершенного группой лиц по предварительному сговору, указала, что каждый из них подстрекал к убийству только одного человека (П. – С., а С. – Г.) и в деле отсутствуют доказательства, что они подстрекали, а С. и способствовал, к совершению убийства группой лиц по предварительному сговору (определение ВК N 4-014/03).

К специальным вопросам ответственности соучастников относится эксцесс исполнителя.

В соответствии со ст.36 УК РФ эксцессом исполнителя признаются случаи совершения исполнителем преступления, не охватывающегося умыслом других соучастников.

Эксцесс исполнителя возможен при любой форме соучастия – совершении преступления группой лиц, группой лиц по предварительному сговору, организованной группой, а также со стороны лиц, являющихся участниками преступного сообщества (преступной организации).

Ответственность за эксцесс исполнителя несет только сам исполнитель, другие соучастники преступления отвечают лишь за то деяние, которое охватывалось их умыслом.

При эксцессе исполнитель может выйти за рамки согласованного преступного посягательства, совершив однородное с задуманным преступление (например, вместо кражи – грабеж, вместо грабежа – разбой).

При таком виде эксцесса остальные соучастники несут ответственность за преступление, которое охватывалось их умыслом.

Уральским окружным военным судом по делу К. и других М. была осуждена, наряду с другим преступлением, по ч.5 ст.33, п.”б” ч.3 ст.161 УК РФ. Военная коллегия, изменяя приговор в отношении М., указала следующее. Установленные судом по делу обстоятельства совершения хищения свидетельствуют о том, что М., предоставив исполнителям преступления ключи от входных дверей квартиры, знала только о цели тайного хищения чужого имущества в крупном размере. Совершенные К., И., Т. и Б. действия по ограблению квартиры явились эксцессом исполнителей. При таких обстоятельствах содеянное М. не может быть квалифицировано как пособничество в совершении грабежа чужого имущества в крупном размере. М. должна нести ответственность лишь за то деяние, которое охватывалось ее сознанием (определение ВК N 6-06/01).

2. Ошибки в применении норм Особенной части УК РФ

Источник: http://sudrf.kodeks.ru/rospravo/document/901925542

Покушение на кражу: определение, расшифровка понятий, меры ответственности и примеры судебной практики

Обвинение ч4 с 222 неоконченное

Кража относится к тайно совершаемым видам хищения собственности, принадлежащей другому лицу (лицам). Ответственность за данное правонарушение предусмотрена в статье 158 УК (Уголовного Кодекса) России.

Попытка кражи – это неоконченное преступление, представляющее собой покушение на совершение тайного хищения чужого имущества. Это правонарушение также регламентируется 158 статьёй УК России.

Отличие меры наказания при попытке кражи от совершённой кражи

Несмотря на то, что оба преступления попадают под действие одной статьи, меры пресечения имеют отличия. Это правило регламентируется 66 статьёй УК России о покушении на совершение преступления.

В соответствии с этим документом при выборе меры наказания суд должен опираться на следующие правила:

  • нужно учитывать обстоятельства, из-за которых преступление не было совершено;
  • сроки наказаний и размеры штрафов, предусмотренные за подготовку к совершению преступления, не могут быть больше половины от максимальных сроков и размеров штрафов по самому строгому из мер пресечения, предусмотренных в статье;
  • сроки наказаний и размеры штрафов, предусмотренные за покушение (попытку) на совершение преступления, не могут быть больше трёх четвертей от максимальных сроков и размеров штрафов по самому строгому из мер пресечения, предусмотренных в статье.

Меры пресечения за совершённую кражу

Максимальные сроки наказания и размеры штрафов, предусмотренные за совершённую кражу таковы:

  • штраф – до 80 000 руб.;
  • штраф, рассчитываемый из заработной платы или по иному доходу виновного – до 6 мес.;
  • исправительные работы – до 1 г.;
  • обязательные работы – до 360 ч.;
  • ограничение свободы – до 2 лет;
  • арест – до 4 мес.;
  • принудительные работы – до 2 лет;
  • лишение свободы – до 2 лет.

Если кража совершается группой лиц с помощью проникновения (взлома) в хранилища или иные нежилые помещения, которые предназначены для хранения имущества; из карманов, сумок и иных мест хранения ценностей на потерпевшем; а также в случае, когда ущерб приравнивается к значительному размеру, предусматриваются следующие меры пресечения:

  • штраф – до 200 000 руб.;
  • штраф, рассчитываемый из заработной платы или по иному доходу виновного – до 18 мес.;
  • обязательные работы – до 480 ч.;
  • исправительные работы – до 2 лет;
  • принудительные работы – до 5 лет. Они могут сопровождаться ограничением свободы – до 1 г. или без него;
  • лишение свободы – до 5 лет. Оно может сопровождаться ограничением свободы – до 1 г. или без него.

Если кража совершается при помощи проникновения в жилое помещение; из нефтепродуктовых, нефтяных или газопроводных сетей; а также в случае, если ущерб приравнивается к крупному, предусмотрены следующие меры пресечения:

  • штраф – до 500 000 руб.;
  • штраф, рассчитываемый из заработной платы или по иному доходу виновного – от 1 до 3 лет;
  • принудительные работы – до 5 лет. Они могут сопровождаться ограничением свободы – до 1,5 лет или без него;
  • лишение свободы – до 6 лет. Оно может сопровождаться штрафом – до 80 000 руб. или штрафом, рассчитываемым из заработной платы или по иному доходу виновного – до 6 мес., а также ограничением свободы – до 1,5 лет или без них.

Если кража совершается организованной группой или размер нанесённого ущерба приравнен к особо крупному размеру, то предусматриваются следующее наказание:

  • лишение свободы – до 10 лет. Оно может сопровождаться штрафом – до 1 000 000 руб. или штрафом, рассчитываемом из заработной платы или по иному доходу виновного – до 5 лет и ограничением свободы – до 2 лет или без них.

Расшифровка понятий

Попытка кражи расценивается по 158 статье УК России только при наличии следующих признаков преступления:

  • корыстная цель, т. е. преступление должно иметь умысел получения выгоды от хищения имущества;
  • безвозмездный характер, т. е. за тайно изъятое имущество не будет оплачена его стоимость, за него не будет предоставлено другой равноценной собственности или стоимость будет покрыта не полностью;
  • наличие материального ущерба, т. е. в случае совершения преступления владельцу имущества был бы нанесён ущерб. Сумма ущерба влияет на меру пресечения. Она рассчитывается из стоимости собственности в момент попытки кражи или по результату заключения экспертной комиссии.

Под понятие кражи, а соответственно и попытки кражи, попадают лишь те деяния, которые направлены на тайное изъятие имущества, не принадлежащего преступнику, а также ту собственность, на которую у него нет предполагаемого права.

Под предполагаемым правом на владение имущества понимают долг потерпевшего перед преступником. Соответственно, тайное хищение или его попытка производится для покрытия долга. В таком случае преступление будет расценено как самоуправство и попадёт под статью 330 УК России.

Следует знать:

  • под изъятием имущества принято понимать фактический переход собственности от владельца к преступнику или иным лицам, в пользу которых совершается преступление;
  • подготовкой кражи признаётся обдумывание деталей совершения преступления, составления планов, поиск сообщников, подготовка сопутствующих инструментов и иные признаки правонарушения, обеспечивающие условия для возможности совершения преступления;
  • покушением на совершение кражи принято считать умышленные действия, направленные на совершение противоправного действия, которое не доводится до конца по каким-либо зависящим или независящим от преступника причинам.

Если преступник может (имеет потенциальную возможность) завершить преступление, но не заканчивает, то суд может квалифицировать это как отказ от совершения преступления.

В таком случае при вынесении решения учитываются следующие факторы:

  • добровольность отказа от совершения преступления;
  • отсутствие попыток вторично совершить это противоправное деяние;
  • отказ от преступления ввиду его противоправности, т. е. преступление не совершается из-за того, что за это предусмотрена уголовная ответственность. Это правило регламентируется статьёй 31 УК России.

Размер ущерба

Минимальным размером ущерба для кражи и попытки кражи признана сумма равная 1 МРОТ по состоянию на начало 2006 года, а именно 1100 рублей.

https://www.youtube.com/watch?v=Y43r8ISnEgg

В случае, если сумма меньше минимальной, то правонарушение считается не уголовным, а административным. Оно контролируется статьёй 7.21 КоАП России.

В мерах наказания встречаются различные понятия ущерба, от которых зависит выбор ответственности. К ним относятся:

  • значительный ущерб – от 5 000 руб.;
  • крупный ущерб – от 250 000 руб.;
  • особо крупный ущерб – от 1 000 000 руб.

Судебная практика

Судебные решения при рассмотрении дел о незавершённых кражах выносятся с учётом множества факторов. Основными из них считаются:

  • размер потенциального ущерба для потерпевшего;
  • причина незавершённости преступления;
  • наличие подготовительных мероприятий для совершения преступления;
  • цель попытки кражи, владение, передача в пользу третьих лиц, постоянное пользование или временное пользование.

Рассмотрим отдельные разновидности краж и основные решения, которые выносятся по таким преступлениям.

Попытки кражи автомобиля

Так как кража автомобиля в основном сопряжена с крупным ущербом (стоимость машин более 250 000 рублей), то мера пресечения в основном выбирается по 3 пункту 158 статьи УК России. Если стоимость машины превышает 1 000 000 рублей, то вступает в силу 4 пункт 158 статьи УК России.

В случае, если попытка совершается без цели хищения, то ответственность предусмотрена по статье 166 УК России. По подобным делам может грозить реальное лишение свободы.

Попытки кражи в магазинах

Если попытка кражи в магазине совершается несовершеннолетним гражданином, то большинство дел рассматриваются на месте охранниками магазина. В таком случае привлекаются сотрудники полиции, и выносится предупреждение. Таким же образом решаются дела о попытках кражи, попадающих под действие статьи 7.21 КоАП России.

Если попытка кражи совершается взрослыми, то дела рассматриваются на общих основаниях. Единственным условием является обязательная товароведческая экспертиза, которая определит потенциальную стоимость товара.

Именно от решения экспертов зависит, по какому пункту статьи 158 УК России будет рассмотрено дело. В зависимости от этого будет выбрана мера пресечения.

В основном стоимость товаров не превышает сумму в 250 000 рублей, а поэтому по таким делам реальное лишение свободы не грозит.

Попытка кражи мобильного телефона

В основном стоимость мобильных телефонов варьируется в пределах от 5 000 до 15 000 рублей, а, соответственно, они рассматриваются по 2 пункту 158 статьи УК России.

Стоимость потенциального ущерба рассчитывается судебными или независимыми экспертами. В большинстве своём такие дела не грозят реальным лишением свободы.

Когда преступление считается оконченным?

Кража считается оконченной ровно с того момента, когда происходит фактическое изъятие чужого имущества. Это означает, что преступник получает возможность реального владения или распоряжения этим имуществом по собственному желанию. А вот удалось ли преступнику реализовать возможность владения и/или распоряжения этой собственностью или нет, значения не имеет.

Загрузка…

Источник: https://pravo.team/uk-i-koap/protiv-sobstvennosti/krazha/popytka.html

Адвокат по ст. 222 УК РФ Незаконный оборот оружия, боеприпасов

Обвинение ч4 с 222 неоконченное

Незаконные хранение, ношение, а тем более сбыт огнестрельного оружия по ст. 222 УК РФ всегда являются преступлениями, совершенными умышленно. С малых лет, любой человек знает, что оружие, тем более огнестрельное, требует особого отношения, как в плане безопасности, так и с правовой точки зрения.

Даже на интуитивном уровне понятно, что есть законное хранение и ношение оружия, например военнослужащими или сотрудниками внутренних дел при исполнении обязанностей, а есть незаконное, когда дома, в жилище, при себе храниться огнестрельное оружие без специального на то разрешения. В контексте ст.

222 УК РФ ответственность также распространяется на хранение, ношение, сбыт боеприпасов к оружию (патронов). Вот здесь то как раз и бывают случаи привлечения к ответственности по глупой случайности, в основном подростков играющимися с боевыми патронами. Такие случаи распространены в среде военнослужащих, полиции, где члены семьи по службе имеют доступ к оружию.

Но даже за один патрон грозит ответственность по ст. 222 УК РФ. Ответственность за указанное преступление наступает с 16 лет.

Часть первая ст. 222 УК РФ относится к категории преступлений средней тяжести, максимальное наказание по этому составу до четырех лет лишения свободы.  Хранение, ношение, сбыт оружия группой лиц по предварительному сговору – образует состав по ч. 2 ст. 222 УК РФ и карается шестью годами лишения свободы, как максимальная мера.

Также часть вторая уже переходит в категорию тяжких преступлений, к которой относится и ч. 3 ст. 222 УК РФ, которую образует такой квалифицирующий признак как организованная группа, наказание по такой квалификации еще более суровое и может доходить до восьми лет лишения свободы. А вот ч. 4 ст.

222 УК РФ относится к категории преступлений небольшой тяжести и предусматривает максимальное наказание до двух лет лишения свободы. Дело в том, что по части четвертой диспозиция сильно отличается от ч. 1, ч. 2 и ч. 3 ст. 222 УК РФ.

Ответственность по ней предусматривается за незаконный сбыт гражданского огнестрельного гладкоствольного оружия, травматического и газового оружия, а также холодного и метательного оружия.

Защита по ст. 222 УК РФ Незаконное хранение, приобретение, ношение, сбыт оружия, боеприпасов (Незаконный оборот оружия, боеприпасов)

Вероятно, первое что может сказать в свою защиту задержанный со стволом гражданин, это что нашел оружие, нес в полицию, хотел сдать. Это происходит еще на стадии оперативных мероприятий, до возбуждения дела.

И это может быть защитной позицией, но не во всех случаях. Если вас задержали с оружием, до первой встречи с адвокатом лучше всего молчать и не говорить ничего вообще.

А когда дело уже возбуждено, применяется тактика защиты исходя из конкретных обстоятельств.

Поскольку ключевым доказательством по делам о незаконном обороте оружия по ст. 222 УК РФ является криминалистическая экспертиза самого оружия, которая должна определить является ли изъятый предмет оружием (боеприпасом) вообще, пригоден ли он для производства выстрела, в защите по ст.

222 УК РФ следует уделить пристальное внимание экспертизе, обратить внимание на квалификацию и опыт экспертов, методы проведения экспертизы. Вторым пунктом по ст. 222 УК РФ являются процессуальные моменты.

Необходимо понять как и где проходило задержание, как изымалось оружие, проверить законность действий сотрудников правоохранительных органов при совершении этих действий. Следующими по приоритетности идут действия защиты по ст.

222 УК РФ, направленные на минимизацию ответственности, снижение санкции, для чего истребуются и приобщаются к материалам уголовного дела материалы, характеризующие личность подзащитного. 

Адвокат по ст. 222 УК РФ Незаконное хранение, приобретение, ношение, сбыт оружия, боеприпасов (Незаконный оборот оружия, боеприпасов)

Адвокат по ст. 222 УК РФ Незаконный оборот оружия, боеприпасов осуществляет защиту на всех стадиях процесса, но лучше всего обратиться к защитнику на начальной стадии уголовного преследования, когда идет проверка в порядке ст. ст.

144 – 145 УПК РФ, именно до возбуждения уголовного дела можно в полной мере реализовать возможности защиты, и если имеются доводы и основания не допустить возбуждения уголовного дела. Если Вам или Вашему родственнику грозит ответственность по ст.

222 УК РФ, задержали с оружием, изъяли оружие в квартире, подкинули боеприпасы и в других подобных случаях, то обязательно необходимо воспользоваться помощью адвоката. Связаться с адвокатом по ст. 222 УК РФ Незаконный оборот оружия, боеприпасов можно по телефону, указанному на сайте.

Стоимость услуг адвоката по ст. 222 УК РФ Незаконный оборот оружия, боеприпасов

Стоимость услуг адвоката по ст. 222 УК РФ Незаконный оборот оружия, боеприпасов обусловлена множеством факторов. Это квалификация и опытность конкретного адвоката, сложность дела, его срочность, и в конечном счете объем предстоящей работы.

Чтобы узнать окончательную цену по делу, необходимо обратиться к адвокату за очной консультацией, на которой происходит знакомство специалиста с вашей ситуацией, выяснение желаемого исхода, определение вариантов защиты и какую работу предстоит выполнить по делу. Средняя цена на ведение дела на следствии от 100 тыс.

руб., в суде от 70 тыс. руб., если адвокат уже ранее участвовал в деле.

Адвокат по уголовным делам, обладающий высокой квалификацией и знающий специфику дел, именно по ст. 222 УК РФ, окажет Вам всю необходимую помощь.

Источник: https://advokat-krasnogorsk.ru/uslugi/zachita-po-ugolovnim-delam/prestupleniya-protiv-obchestvennoy-bezopasnosti/222-uk-rf/

Юрист расскажет
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: